: Русанов Владислав book_name: Бронзовый грифон, да ничего, нет, ты, Кулак, говори, да не заговаривайся! Куда я смотреть должна? Кондотьер отмахнулся:  Погоди, после. Бывший гвардеец проследил за его взглядом.

Примерно в полумиле от тракта и рыбацкого поселка, раскинувшегося на берегу великой реки, темнел паромный причал, рядом с которым торчали четыре длинных дома очевидно, склады. У огромного ворота, напоминающего корабельный шпиль для вытравливания якорного каната, только превосходящего его размерами в добрый десяток раз, копошились люди. Они дергали впряженных в ворот лошадей. Или мулов точнее сказать на таком расстоянии было сложно. А от ближайшего перелеска к причалу двигалась колонна всадников. Поблескивали шлемы и непокрытые тканью кольчуги, впереди плыло черное знамя с золотистой бахромой по краю. При виде этого знамени у Кулака вдруг стало очень жесткое лицо. Он без нужды дернул правой рукой, вокруг запястья которой обматывал повод. Вороной конь со звездочкой во лбу вскинул голову и заплясал. Коготок подозрительно притих, со вздохом проверяя легко ли ходит меч в ножнах.

Дроу разразился длинной тирадой, состоящей из щелкающих и цыкающих звуков. Кирсьен ни разу в жизни не слыхал языка остроухих стрелков, но, судя по хищному оскалу, не доброго утра пожелал Белый неизвестным всадникам. Мудрец сплюнул и сгорбился в седле.  Кто это? . повернулся Кир к Пустельге.  Джакомо-Череп,  пояснила с кислым лицом женщина.  И что?  Слушай, малыш, давай потом! . По всему выходило, что новые товарищи Кира прикидывают не придется ли драться? Странно Ведь они на службе императора, имеют все необходимые бумаги на руках. Кто может им воспрепятствовать?

 Банда!  Рысью  подхватили Kготок и Мелкий. . Кирсьен привычно вдавил каблуки в бока гнедого. Банда, сохраняя строй, рванула к парому. Сперва короткой рысью, но через сотню шагов командир приказал прибавить ходу.

Всадники под черным знаменем, заприметив их нетерпение, тоже перешли с шага на широкую рысь.  Кто этот Череп? . Кир повернулся к Мудрецу. .  Кондотьер,  как всегда немногословно отозвался верзила. . С Кулаком у него давняя вражда.  Ну и что?

 Слушай, малыш, ты совсем тупой или как? . громко выкрикнула Пустельга, оборачиваясь и бросая на Кира уничижительный взгляд через плечо. . Кто первый на паром успеет, тот и на том берегу раньше будет!  Но мы же на службе! .  Ага! А у Черепа людей почти вдвое больше. Сто четыре верховых,  небрежно отметил Мудрец.

 Все равно не пойму, ну, раз не можешь понять, не напрягайся! . Что за олух, клянусь ледяным червем!  Не успеть на паром позор,  объяснил Мудрец. . Доброе имя кондотьера не пустой звук.  Если Кулак уступит,  продолжала женщина,  никто к нему в банду больше не пойдет. Ни за какие шиши.

Да что там я говорю? Уже сейчас половина наших перебежит к Черепу.  Как же так можно? . Мы же задаток получили!  Задаток вернуть недолго. А договор новый заключить. Она свистнула, взмахнула плетью, выскочила из строя и галопом помчалась вдоль колонны, призывая наемников подтянуться и не уронить чести их банды. Гнедой под Киром рвался вперед. Несмотря на неказистый вид, конек попался с огоньком. Годился и дальние переходы совершать, и в атаку вскачь пойти. Парень посильнееприжал шенкеля и подобрал повод, заставляя коня красиво согнуть шею и пойти более упругим шагом.

Набегающий с реки ветер остужал разгоряченные щеки. Эх, так мчать бы и мчать! И плевать на войну, на Империю, на родню, которой уже, скорее всего, сообщили о неприглядном поведении наследника. Зычный голос Кулака пронесся над колонной. Кир встрепенулся и увидел, что вторая банда тоже перешла на рысь, и по всему выходило, что причала они достигнут раньше.  Гало-о-оп! . Наемники зацокали языками, заволновались. Молодой человек выслал гнедого в галоп по всем правилам высокого искусства верховой езды: коротко ткнул правым каблуком, одновременно резко и быстро натягивая левый повод. Конь выполнил все как следует, хотя наверняка никогда не учился премудростям манежной езды.

Подпишитесь на наши новости