переднее колесо. Чертеж был найден в дневниках Леонардо и вызвал множество споров. Анализ чернил показал, что рисунок велосипедиста появился позже других записей, но отрезок времени был небольшим. С того времени существует теория, согласно которой ученик да Винчи перенес рисунок в дневник своего учителя из утерянного оригинала. Так или иначе, Леонардо один из первых описал принцип передачи движения с колеса на колесо с помощью цепи. Напомним, сегодня, 10 июня, в Музее популярной науки и техники «Эксперементариум» открылась выставка «Механика эпохи Возрождения». Экспозиция состоит из механизмов, построенных по эскизам Леонардо да Винчи.

Каждый экспонат интерактивный: гости выставки могут стрелять из арбалета и катапульты, построить мост без веревок и гвоздей, поднять себя на огромном подъёмнике, а также увидеть предков механизмов, без которых мы не представляем современную технику. К слову, ранее «Багнет» писал о новом рекорде скорости для горного велосипеда. Ева Лионова, фото автора. Насколько естественное движение вызывает вес и в свою очередь вызывается им, настолько движение приобретаемое вызывается силой и вызывает ее к жизни. Сила, создаваемая в первую очередь человеком, основа всей техники, особенно настойчиво и постоянно занимала Леонардо-техника, мечтавшего при помощи своих научных выкладок и изобретений изменить мир. Он жил в эпоху, когда сила становится высшей, а иногда и единственной добродетелью, сила другого порядка, но все же родственная силе механики. Поэтому в записях Леонардо особенно много определений или, вернее, описаний силы. Приведем несколько из них наудачу: "Что есть сила. Силой я называю духовную способность (virtu spirituale невидимую потенцию, которая через приобретаемое извне насилие вызывается движением и помещается и вливается в тела, извлеченные или отклоненные из своего естественного бытия, причем она дает им активную жизнь удивительной мощности (р принуждает.

Она стремится с яростью к желанной ей смерти и распространяется при помощи причин. Медленность делает ее большой, а скорость делает ее слабой. Рождается она благодаря насилию, а умирает благодаря свободе. И чем она больше, тем скорее она уничтожается. Она с яростью гонит все, что противостоит ее разрушению, желает победить, убить свою причину и сопротивление себе и побеждая убивает самоё себя. Делается более сильной там, где находит большее сопротивление.

Всякая вещь охотно убегает от своей смерти. Всякая вещь, будучи принужденной, принуждает. Ни одна вещь не движется без нее. Тело, в котором она рождается, не увеличивается ни в весе, ни в форме, и ни одно движение, производимое ею, не является прочным. Тело, в котором она заключена, не имеет больше свободы. И часто при помощи движения она рождает новую силу; сила вызывается движением и вливается в вес, и таким же образом удар вызывается движением и вливается в вес. "Сила есть причина движения, движение есть причина силы.

Движение вливает силу и удар в вес при помощи своего объекта. "Сила при некоторых своих действиях, когда разрушается, переносится на то тело, которое бежит впереди, и рождает при помощи движения удар большего эффекта, и после себя оставляет разрушение, как это видно в движении ядра, гонимого силой бомбарды. "Сила распространяется только на 3 дела, которые содержат бесконечное множество дел. Эти 3 дела суть: тащение, толкание и останавливание. Рождаться же сила может из двух разных движений. Первое будет при внезапном увеличении редкого тела в плотном, как увеличение огня в бомбарде, каковой не находя в пустоте восприемника своему росту, с яростью бежит к более обширному помещению, изгоняя всякое препятствие, противостоящее его стремлению, и то же самое. "Второе же есть то, которое создается в телах согнутых в скрученных (и выведенных таким образом) из своего природного состояния, как самострел или другие подобные машины (machine которые неохотно дают себя согнуть, а после того, как они нагружены, стремятся распрямиться, так. "Удар рождается при смерти движения и движение, при смерти силы" (А.

Эта длинная, сравнительно ранняя запись обнаруживает бросающуюся в глаза близость с уже приведенными выше высказываниями Леона Баттисты Альберти, еще в большей степени, чем леонардова характеристика веса. Тот же эмоционально-описательный подход к сюжету, который не может быть охвачен сухой сетью строго научных определений, тот же антропоморфизм, который затем перейдет в писания натурфилософов XVI., и, наконец, внешняя, но весьма характерная мелочь различение трех видов движения под. Приведенная выше запись занесена в кодекс "А несомненно, в период особо острого увлечения Леонардо машинной техникой, в период службы у Лодовико Моро. Поэтому естественно, что сила в ней рассматривается в первую очередь как сила, отражающаяся и получаемая в машине, особенно в военной машине бомбарде, самостреле. Позднее, когда технические интересы становятся рядом с биологическими и анатомическими сила анализируется в связи с последними: "Сила рождается излишеством или недостатком, она дочь телесного (materiale) движения и племянница духовного (spirituale) движения; она мать и происхождение веса, вей этот. "Сила с телесным движением и вес с ударом суть четыре приобретаемые возможности (occidental! Potentie при помощи которых все дела смертных получают свое бытие и свою смерть. "Сила имеет происхождение от духовного движения, каковое движение, пробегая по членам чувствующих животных (animali sensibili утолщает их мускулы; эти же мускулы, утолщившись, укорачивают и тянут назад соединенные с ними жилы (nerbi и отсюда происходит сила в человеческих членах.

"Качество и количество силы человека может родить другую силу, которая будет пропорционально настолько больше, насколько будет длиннее одна по сравнению с другой (Аr. Определений, подобных двум приведенным, в записях Леонардо очень много. Все они по духу близки между собой, отличаясь и по существу также сравнительно немногим; все они одинаково запутаны, расплывчаты и художественно выразительны. Одно и то же живое, близкое, страстное и в то же время беспомощное отношение к объекту сквозит во всех них. Такие определения мог и должен был давать только человек-творец, чувствующий в своих руках, в создаваемых ими механизмах ту силу, которую он тщетно старается поймать в густую сеть ярких, взволнованных, но недостаточно строго связанных слов и характеристик.

Понятие силы, может быть наиболее часто употребляемое Леонардо в его механических записях понятие, терминологически обозначается им двумя словами: "potenzia" и "forza". Различие в этих терминах, несомненно, генетически связано c перипатетическим различением силы в потенции, возможной, заложенной в данном объекте силы, и силы реальной, воплощенной, конкретно действующей. В некоторых из своих записей Леонардо сохраняет это различие, в других от него остается как бы слабое воспоминание; в большинстве же случаев он применяет оба термина вперемежку, как попало. Самое различение потенциального и актуального объекта не было, как мы увидим ниже, чуждо научной концепции Леонардо. Но, он изменяя его первоначальный характер, применял его к реальным, опытным объектам, в частности к рычагам; применение же его к сравнительно абстрактному понятию силы, которое он к тому же старался по возможности конкретизировать, казалось ему, очевидно, мало нужным, почему он в большинстве случаев. Сила вызывает приобретаемое движение. Она неразрывно связана с ним, это ясно и без общих определений, приведенных в начале настоящей главы, и из определений силы, приведенных выше; но в связи с силой, ее передачей и протеканием приобретаемого движения механическая традиция ставила всегда два основных. Потерявшем непосредственное соприкосновение со своим двигателем, и вопрос о том, в каком соотношении находятся сила, вес, на который она действует в течение определенного времени, и путь, проходимый им под действием этой силы. Оба эти вопроса, естественно, разрабатываются и Леонардо, не пропускающим (как мы уже в этом имели случай убедиться) ни одной из дорог, по которым идет предшествующая ему наука. В вопросе о передаче силы или причине движения брошенного в воздух тела Леонардо становится на точку зрения теории импето, которую он не принял для объяснения ускорения движения естественного, как слишком метафизическую. Но, объясняя теорией импето движение брошенного в воздух тела, Леонардо не сразу пришел к наиболее, для его времени, совершенной теории, к теории импето Буридана и Альберта Саксонского.

Это различие во взглядах Леонардо в разные периоды его жизни мы должны учесть, если хотим правильно разобраться в его взглядах. Стремясь из всех возможных объяснений каждого естественного феномена выбрать то, которое ему казалось наиболее далеким от метафизики, наиболее ощутимым и поддающимся проверке непосредственным опытом, Леонардо первоначально принял чисто перипатетическую точку зрения на процесс передачи приобретаемого движения. Он утверждал в этот период, вслед за Аристотелем и Платоном, что импето передается через воздух и постепенное уменьшение его вызывается тем же воздухом. Эта первая точка зрения Леонардо полностью выражена в следующей записи "Атлантического кодекса" (168. "Импето в каждую степень времени приобретает степень уменьшения и продление его существа (essenzia рождается от воздуха или воды, которая смыкается за движимым, заполняя пустоту, оставляемую проникшим через нее движимым. Воздух этот более силен при ударе или давлении с ударом за движимым, чем воздух, противостоящий и сопротивляющийся своей плотностью проникновению этого движимого. А плотность воздуха уменьшает ярость вышеназванного импето в этом движении.

"Импето есть запечатление местного движения, переходящее от двигателя к движимому и поддерживаемое водой или воздухом при движении, во избежание пустоты". Выраженная в приведенной записи теория стремится, опираясь на перипатетическую концепцию импето, свести приобретаемое движение к воздействию среды, так же как к нему сводил Леонардо ускорение движения естественного. Однако более внимательное наблюдение реального протекания явлений, углубление техники эксперимента, общее повышенно теоретического уровня работы и, наверное, внимательное чтение передовых схоластов побудили Леонардо в дальнейшем отказаться от изложенной выше точки зрения (соблазнившей его было своей материалистичностью) и даже выступить на борьбу с ней. Новая его точка зрения близка к теории Буридана Альберта Саксонского. Весьма полно она выражена в поздней записи кодекса "G" (86. "Импето есть то, что другими словами называется производное (derivative) движение, которое рождается от первоначального (primitive) движения (т. От того, которое возникло когда это движимое было соединено со своим двигателем. "Никогда и ни в одной части производного движения не найдется никакой скорости, равной скорости первоначального движения. Доказывается это тем, что в каждой степени движения, которое имеет тетива лука, теряется часть приобретенной силы (р переданной ей ее двигателем, и так как каждое явление заимствует от своей причины (ogni effecto participa della sua causa то производное движение стрелы. "Импето, запечатленный двигателем в движимом, влит во все соединенные части этого движимого.

Явствует же это из того, что каждая часть этого движимого, как внутренняя, так и поверхностная, имеет равное движение, исключая вращательное движение, ибо в последнем более стремительная (impetuosa) часть вращается вокруг менее стремительной,. Той, которая более близка к центру движимого. "Если же противник будет утверждать, что импето, движущий движимое, находится в воздухе, который его окружает от середины назад, то это должно быть отрицаемо, так как воздух, следующий за движимым, тянется этим движимым для заполнения пустоты, оставляемой им, и также воздух. И если воздух возвращается назад, то это является ясным знаком того, что он ударяет о тот, который движимое тащит за собой, и когда две вещи ударяют друг о друга, то рождается отраженное движение каждой, каковое превращается в противоположные движения, несомые воздухом. Краткое и, невидимому, близкое к окончательному определение, уже освобожденное от всякой полемики с самим собой в виде воображаемого противника, дает Леонардо в кодексе "Е "Определение импето. Импето есть способность (virtu созданная движением и переданная двигателем своему движимому, каковое движимое имеет столько движения, сколько импето имеет жизни (Е. Из приведенных двух записей, число которых можно было бы значительно увеличить, ясно, что, по более позднему, окончательно сформировавшемуся воззрению Леонардо, импето, передаваемый двигателем движимому, передается не через воздух, а непосредственно.

Импето убывает не от природы, врожденной каждому приобретаемому движению, как вслед за перипатетической традицией склонен был сначала предполагать Леонардо, а от сопротивления среды, через которую движется тело под воздействием импето. Таким образом, воздействие среды, всегда привлекаемое Леонардо, сохраняется для объяснения убывания импето, но отвергается при объяснении его передачи, в отношении которой принимаются почти без изменений взгляды Буридана Альберта Саксонского. Если в отношении передачи приобретаемого движения Леонардо после некоторых колебаний принимает точку зрения, наиболее передовую в его время, то в отношении закона, связывающего между собой отдельные величины, определяющие это движение, положение его было еще более простым. Перипатетическая точка зрения была единственной и повсеместно принятой. Формула, вполне четко изложенная еще в "Физике" самого Стагирита, продолжала оставаться неоспоримым достоянием науки вплоть до времени Леонардо. Не идет против нее. В ряде мест он либо переписывая текст Аристотеля либо, перифразируя его, повторяет в разных вариантах установленную им зависимость. Так, в записи кодекса "М" он, просто ссылаясь на Аристотеля, записывает: "Аристотель говорит, что если сила движет тело на определенное расстояние в определенное время, та же сила будет двигать половину этого тела на вдвое большее расстояние в то же самое время" (М. Однако не следует думать, что сам Леонардо не принимает этой формулы; наоборот, он многократно передает ее и от своего имени. Особенно подробно он делает это в кодексе "F".

Подпишитесь на наши новости